grakov (grakov) wrote,
grakov
grakov

Про Бычкова и наркоманов

23-летнего Егора Бычкова все-таки осудили на 3,5 года. Причина – деятельность возглавляемого Бычковым нижнетагильского фонда «Город без наркотиков». Ребята боролись с наркоманией, но, мягко говоря, неоднозначными методами.
Наркоманов в «клинику» (где не было ни одного врача-нарколога) привозили родственники. Что, кстати, по нашим законам тянет на похищение, потому что принудительного лечения наркоманов (равно как и алкоголиков) в нашей гуманной стране нет. Пока человека не скажет: «Я наркоман и хочу лечиться», никто не имеет права его лечить.
Так вот привезенных наркоманов в «клинике» Бычкова ментовскими наручниками приковывали к койкам, и держали в таком состоянии до тех пор, пока «пациент» не переломается. К слову, иной наркоман от такого может не переломаться, а отправиться в мир иной.
Дальше, как рассказывал журналистам сам Бычков, «пациенты» жили нормальной жизнью. Получали навыки какой-то профессии, играли в футбол, некоторые даже крестились (местные священники, кстати, против таких методов лечения не выступали).
Короче, было жестко. В моей деревне на соседней улице жил московский нарк, который в рязанскую глушь приехал специально, чтобы переломаться. И переломался-таки. Правда недели две из его дома доносились такие вопли и рев, что соседи боялись подходить. Парень, кстати, так и остался в деревне, женился, родилась здоровая дочка. Но о тех двух неделях рассказывал так, что жуть пробирала до костей.
Некоторые из бывших пациентов и накапали на Бычкова в правоохранительные органы. Кстати, тоже непонятно, что значит «бывшие». Если они вылечились, что нафиг им стучать на своего благодетеля?
В общем, я не знаю, как к этой истории относиться. Вроде цель преследовали благую. Методы – да – какие-то бухенвальдовские, с садистским душком. Но по сути Бычков в меру своих сил и воображения делал то, чем должно заниматься государство. Ведь на всех уровнях власти у нас талдычат, что наркомания – это зло, опасное для общества. Что наркоман ради дозы способен на любое преступление. Что это бомба замедленного действия, заложенная под генофондом страны. Но вот борьба почему-то ведется странно. Периодически появляются сообщения о том, что там-то задержали такую-то партию дряни. Виновных судят. И вроде даже пресекают каналы поставки. Но наркоманов меньше не становится.
Мне однажды довелось быть свидетелем и даже участником вот такой истории.
В августе прошлого года я шел с репетиции мимо отделения милиции на улице Фирсова. Ко мне подошел милиционер и предложил побыть понятым при обыске человека, у которого, по подозрению, при себе должны быть наркотики. Я согласился – любопытно было.
Подозреваемым оказался огромный, но какой-то очень рыхлый человек, на вид лет сорока. Процедура выглядела примерно так:
– Фамилия, имя, отчество.
– Такой-то.
– Год рождения.
– 1983.
(Тут меня передернуло – эта развалина всего на 3 года старше меня!)
– Место работы.
– Безработный.
– Имеете ли при себе (не помню точно формулировку, что-то вроде «запрещенные наркотические средства»)?
– Да.
– Где и что?
– В правом кармане штанов. Бабочка… То есть… Шприц. С дезоморфином.
Из правого кармана извлекли шприц с жидкостью цвета крепкого черного чая. По всей форме упаковали в пакет. А пока мы заполняли протокол, следователь рассказывал, что этот чувак у них – постоянный клиент, и этот «залет» – четвертый или пятый. И что теперь парень, уже имеющий условный срок, наверняка получит реальный.
Домой, помню, шел в ужасе. Не знаю, от чего больше – вида 26-летнего старика или бурой жидкости, которую он собирался пустить по своей вене.
А весной стоял на остановке – и увидел этого парня. И он меня увидел и даже головой махнул. Так стремно было: я с друзьями стою и корчу из себя приличного человека, а мне такое чучело кивает…
Видимо, его все же не посадили. Здорово было бы его и во второй раз по карманам похлопать, вдруг снова «бабочка» бы нашлась. А заодно и спросить, откуда безработный берет деньги на наркотик, пусть даже копеечный дезоморфин, компоненты которого можно купить в любой аптеке и хозмаге (в состав дезоморфина входит, например, жидкость для прочисти канализации). В некоторых аптеках этих клиентов уже знают, и выносят в пакетике готовый набор: йод, шприц, еще что-то. Хоть и в курсе, что дезоморфинист живет максимум два года с момента первого укола этой дряни. Знают, но все равно выносят заботливо упакованную в пакетик смерть. Закон не запрещает.
Тот же закон заботливо охраняет право наркомана на свою болезнь. Как и право алкаша бухать и тиранить родных. Мол, пока сам не захочет лечиться, трогать его нельзя. Негуманно это.
И вот когда я вижу такое отношение власти (как минимум – законодательной) к наркомании, мне методы Бычкова не кажутся такими уж изуверскими. Потому что равнодушие, прикрытое псевдогуманизмом, реально убивает больше людей и приносит больше страдания, чем методы лечения «Города без наркотиков». Пусть они и похожи на пытки.
В общем, совсем я запутался в этой теме.
Вы-то что по этому поводу думаете?
Tags: Бычков, наркотики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments